Стопроцентно дружески ангажированные заметки по поводу юбилейного концерта Анатолия Полотно в московском Театре Эстрады в день его рождения 18 февраля 2009 года

Восемнадцатый... Год для автора этих строк, как и для всех, кто еще помнит историю, революционный. Ассоциация одна: как же – революция, Гражданская война! У меня еще и другая есть, своя. В 2009-м стукнул 18-й годок как мы с ним познакомились. Рок-журналист и вдруг нате – шансон! Разве это не революционно?! Для меня и моего тогдашнего окружения – более чем. С Полотно, по сути, и началась эта «революция». Но тогда не думал. А теперь вот стал отдавать отчет. Себе и судьбе своей. В далеком уже 1991-м эта судьба дала мне время подумать и занесла в город Пермь, откуда родом Анатолий Полотно. И я ее, судьбу, за эту возможность не плющиться попусту на диких скоростях в аэродинамической трубе жизни, а немного притормозить, благодарю, как благодарил ее Полотно прилюдно со сцены Театра Эстрады. Он вообще предельно собран был в своем конферансе на этом концерте. Если юмор – то молниеносный, если о серьезных материях – то очень сжато. Мне довелось побывать на всех предыдущих концертных юбилеях Анатолия, но в состоянии подобной кристаллизации я его не видел. Может сыграло свою роль случившееся, наконец, полное совпадение даты мероприятия и дня рождения (раньше как-то не срасталось)? Вообще конферанса как бы два было: от «Радио Шансон» снаружи – более «юбилейный» что ли, парадный, и самого юбиляра изнутри – более личностный, сущностной. Плюс немое (почти) присутствие на сцене «молчаливого друга» Феди, как охарактеризовал его публике юбиляр. Молчит-молчит, но если уж скажет... «Толя, да ты, оказывается, популярен», – реакция на овацию после хита «Поцелуй меня, удача», сместившего в «народном» зачете, казалось, неизбывный «Пароход». «Не я, Федя – мы популярны», – мгновенно и совершенно, как мне показалось, серьезно парирует этот стеб Толя. Иногда конферансы пересекались, моментами даже забавно. Вот выясняется, что у Полотно две дочери, и обе присутствуют на концерте, но та, которую ожидают из-за кулис находится в зале (Лиза). Ну, а за кулисами в тот день было, скорее, место младшей – Ольги. Туда она возвращалась ненадолго после номеров, в которых работала бэк-вокалисткой. Вернее, сама сцена была ее местом в тот день. Она и появилась на ней первой, в блестящем платье, еще до выхода отца и Феди Карманова. Как выросла! Как похорошела! Тонкий колорит слегка восточных черт лица и проникновенное исполнение – лучшего дебюта концерта нельзя было придумать! Ну, и плюс ко всему – пусть концертная темка «Молодые отцы шансона» и прикол приколом, но так ведь родная дочь же! А значит темка в темку! Каюсь, Ольгу я узнал не сразу (давно не видел). Но когда узнал, то поймал себя на мысли, что любая приглашенная со стороны бэк-вокалистка смотрелась бы посторонней на этом празднике.

Заход был отработан и уже многажды обкатан. Естественно, это дуэт Полотно-Карманов. И само собой – песня «Добрый вечер!» И как-то сразу завертелся водоворот и вобрал в себя зал так плотно, что публика, казалось, и не помышляла об антракте. Которого из-за специфики ведшейся видеосъемки не было предусмотрено изначально. Концерт только начался, и уже стал историей – нашей новейшей, в лице легендарного путешественника (и государственного мужа) Артура Чилингарова, давнего друга и поклонника. История попыталась было влиться в сценический процесс акапелльно, но в итоге честно призналась, что недостаточно было тренировок для такого экстрима.

Дальше гости ворохом – подюсеры, меценаты и коллеги по цеху. Из тех, кто действительно уважает, дружит и регулярно общается. Круг друзей сузился по сравнению с «полтинничным» юбилеем – там и Новиков был, и Медяник. Зато это свойский круг – «молодых отцов», как в шутку окрестил артистов (и себя туда же) Анатолий. Самый молодой – Вилли Токарев, ему за 70, но каков молодец! До ста лет ему, что легенда жанра как-то уже декларировала. Другие «молодые отцы» – Владимир Асмолов, Жека и сам юбиляр не отстают от юноши Токарева. Что и подтвердили со сцены – кто детской коляской, а кто и самим карапузом. У Полотно, таким образом, в концерте оказались так или иначе задействованы все (или почти все – кто его знает?) его дети, включая маленького Кирилла, которого мама Наташа предъявила публике прямо со сцены! И выступили все гости здорово – у Жеки и Асмолова – явные хиты, из новых будущих (у Жеки-то точно). Ну, а у Вилли Ивановича и вовсе хит-попурри, правда из старых добрых. Зато детишки помогали, как могли! Особенно дочка старалась.

Но довольно о сюрпризах явных, были и скрытые, кем-то, может, и не замеченные даже, особенно из поклонников артиста образца нового тысячелетия. Чем же еще удивил Полотно? А было чем! Достаточно сказать, что впервые за всю славную историю своих юбилеев, ведущую отсчет аж с 1991 года, он не исполнил «Леньку Пантелеева». И «Жмеринку» не спел, и про «Черное море» словно забыл. Вообще ни одной песни, изданной раньше конца 90-х, не прозвучало! Однако и тяжеловесным минимализмом времен альбома «Против ветра» Толя программу не перегрузил, как это было в 2004-м в ГЦКЗ «Россия». Причиной тому – урожайная на народные хиты последняя пятилетка. Чуть было не написал – ударная. Но это было бы ошибкой, причем грубой. Надо хорошо знать характер Анатолия и вектор его упрямства, чтобы понять: этот артист никогда не будет делать ничего специально. Кроить будущие шлягеры по коммерческим лекалам, как ему уже предлагают продюсеры, он не станет. Даже если эти лекала – «Колечко», «На севере», «Женушка», «Поцелуй меня, удача» и «Гоп-стоп, сало!» Анатолий, скорее всего, уйдет «куда-то вбок», как пел Высоцкий, или вообще на глубину. Откуда и вынырнет в совершенно неожиданном месте и еще раз всех удивит. А еще лучше – не один раз! За это и бокал поднять уместно.

Р.S. «Стопроцентно ангажированные заметки» в подзаглавии – это, как проницательный читатель уже догадался, примерно то же самое, что и «молодые отцы шансона».

© Роман Никитин, 2009